Кто ответит за девальвацию?

Кто ответит за девальвацию?

Предвыборная атмосфера в Азербайджане вновь привлекла внимание общественности к вопросу о трехсторонней ответственности по инвалютным банковским долгам. Депутаты, эксперты, а по некоторым соображениям, и банковское лобби вновь предлагает рассмотреть возможность трехсторонней концессии, пакет предложения о которой был представлен правительству Центром экономического и социального прогнозирования (ЦЭСР) еще в разгар девальвационных процессов 2015 года.

О том, что ответственность по банковским кредитам, выданным в долларах, следует разделить поровну между банками, заемщиками и государством, говорится уже не первый год, однако реальных подвижек в направлении решения этой проблемы еще не было. По мнению специалистов, эта проблема может быть рассмотрена до выборов, однако после этого надеяться на позитивный исход даже не стоит.

Говоря о необходимости трехсторонней ответственности по инвалютным долгам, автор упомянутого пакета предложений, председатель ЦЭСР Вугар Байрамов ссылается на существующий уровень возможностей рынка капитала, не позволяющий фондовому рынку продавать токсичные активы и проблемные активы по примеру развитых странах. Принимая во внимание эти и прочие обстоятельства, выходом из создавшегося положения может быть применение компромиссного механизма, сообщил экономист.

А ведь еще на волне кризиса местные экономисты выступали с различными предложениями по решению назревшей проблемы. Речь идет о трехстороннем договоре между правительством, банками и клиентами, позволяющем разделить возросшие из-за девальвации суммы кредитов между сторонами, где каждая уплачивает треть разницы. Скажем, если заемщик взял кредит, когда доллар стоил 1,05 маната при курсе 1,70 маната за доллар треть возникшей разницы (0,65 гяпиков) оплачивает гражданин, а оставшиеся две трети – государство и банк.

Особенность этого механизма заключается в том, что ни одна из сторон не подвергается серьезному финансовому бремени. «Думаю, что принять это решение было бы целесообразно для общей пользы, поскольку механизм трехсторонней концессии предполагает прямые и косвенные средства правовой защиты», – уверен Байрамов. Но главное, изобретать велосипед в сложившихся условиях не придется, поскольку прецеденты уже имеются. К примеру, после глобального финансового кризиса в Соединенных Штатах была принята специальная программа по улучшению токсичных активов и проблемных кредитов в банках. Причем, программа обошлась государству в 400 млрд. долларов, поскольку пришлось скупить токсичные активы банков, а также проблемные кредиты, с последующим внедрением на рынок.

В целом же, вопрос трехсторонней концессии отложили в долгий ящик ввиду сопряженных с таким решением финансовых издержек для государственной казны, понесшей немалый урон в результате девальвации и падения нефтяных индексов. «Однако на данный момент интерес к проблеме усилился ввиду наступающих выборов, – считает финансовый аналитик Акрам Гасанов. – Кроме того, всплеску ожиданий способствовало стечение прочих обстоятельств, как то празднование Новруза и столетия создания первой парламентской республики на мусульманском Востоке – АДР». Специалист уверен, что если решение по этому поводу не будет принято до 11 апреля, его вряд ли рассмотрят.

Вкратце о главном: предложение о трехсторонней ответственности сводится к тому, чтобы поделить девальвационные издержки заемщиков на три части. Скажем, если до просадки азербайджанской валюты манат стоил 0,78 доллара и подорожал до 1,7 долларов, ущерб заемщиков составил 92 гяпика. Так вот, предлагается, чтобы каждая из сторон заплатила по 30 гяпиков, т.е. граждане возвращают банку 1, 10 маната, а остальные 60 гяпиков делятся между банком и государством. При этом возникает вопрос о механизмах реализации и будет ли такое решение касаться кредитов бизнеса, или же оно охватит только потребительские кредиты. «Думаю, идти на уступки бизнесу не стоит и, скорее всего, решение, если такое вынесут, коснется только потребительских кредитов. Но есть важный нюанс – в Азербайджане имеются миллионные бизнес-кредиты, оформленные под видом потребительских», – сообщил Гасанов.

И тут возникает вопрос о предельной сумме кредита. По мнению собеседника, эта сумма не превысит 5 – 10 тыс. долларов, поскольку, с учетом оформления в виде потребительских кредитов, выдаваемых предпринимателям, суммы ссуд порой достигают миллионов долларов, а государство не может и не должно расходовать средства налогоплательщиков на покрытие таких займов.

Логично полагать, что правительство перед таким решением подсчитает расходы. По средним подсчетам, кредит в 10 тыс. долларов обойдется государству при трехсторонней концессии в 3 тыс. долларов. Но тут возникают прочие вопросы правового порядка, поскольку государство не может приказать частному банку пойти на уступки клиенту за неимением такого механизма. «Скорее всего, глава государства в своем указе порекомендует частным финорганизациям такой подход, однако понятно, что в условиях Азербайджана рекомендация президента равносильна указу. И наконец, на каком этапе государство возместит деньги банкам – будет ли это сделано до полного погашения кредита заемщиком по курсу 1 манат =1,1 долларов, или после? На самом деле, этот вопрос представляет собой особую важность», – считает правозащитник.

Ключевая важность этого момента вызвана неплатежеспособностью части должников, ведь на сегодняшний день значительная доля нехороших долгов – это заведомо невозвратные кредиты. Если же государство оплатит часть ущерба, вызванного девальвацией, банку, а кредит не будет погашен, суть решения сводится к государственной помощи коммерческим банкам по долгам, подлежащим полному списанию ввиду банкротства и неплатежеспособности заемщиков. Принимая во внимание данное обстоятельство, усилившийся ажиотаж вокруг трехсторонней концессии может быть вызван активизацией банковского лобби, пробивающего средства для покрытия собственного ущерба от безнадежных долгов. «Принципиально важно, чтобы государство выплатило свою часть средств только после полного погашения заемщиком собственной части долга», – уверен Гасанов.

В целом же, от решения проблемных кредитов, в первую очередь, выиграет сам банковский сектор, принимая также во внимание резкое сокращение кредитных и депозитных портфелей финансовых организаций. Легко понять, почему коммерческие банки неохотно привлекают депозиты, принимая во внимание сложности в размещении привлеченных средств. Так, если год назад манатные вклады привлекались под 15% годовых, сейчас не более 9-10%, а в ряде банков и вовсе под 6-7%. B итоге, кредитный портфель уменьшился до 11, 7 млрд. манат. Согласно последним данным, депозитный портфель составляет 7,3 млрд. манатов, хотя еще год назад этот показатель был на уровне 7, 7 млрд. манатов. Ввиду сложившихся обстоятельств Палату надзора над финрынками призывают разработать специальную программу по системному оздоровлению банковской сферы.

Т. Самойлова

Leave A Comment